ОРВИ в Архангельске

Беглый осмотр данных местного Роспотребнадзора воодушевлял, но разочарование было глубоким, и на картинках ниже понятно почему.

Качество этих данных отвратительное, имеются большие пропуски (в том числе в "сезон"). Летом ОРВИ исчезают из статистики, но не из жизни. Неудивительно, что в работе Seleznev N. E., Leonenko V. N. "Absolute humidity anomalies and the influenza onsets in Russia: a computational study" (Аномалии абсолютной влажности и начало сезонов гриппа в России: численное моделирование), Procedia Computer Science, 2017, 119:224–233, для данных в России они ничего не обнаружили. С этой точки зрения эпидемия КОВИД-19 — просто подарок, ибо данные имеются с точностью до одного дня.

Подробности и сырые данные по ссылке https://pashev.me/posts/arh



Статистика КОВИД-19 в Хабаровском крае и погода

На сайте Коронавирус-монитор утверждается, что данные предоставляются Роспотребнадзором. Выборочная проверка подтверждает это, так же как и сравнение с графиком из статьи Поповой А. Ю., Ежловой Е. Б., Мельниковой А. А. и др. Уровень серопревалентности к SARS-CoV-2 среди жителей Хабаровского края на фоне эпидемии COVID-19, Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии, 2021, 98(1):7–17.

Данные по числу случаев КОВИД-19 имеются только по краю в целом, однако примерно половина населения Хабаровского края живёт в самом Хабаровске. Поэтому погодные условия берутся с сайта OpenWeatherMap только для Хабаровска.

Исходные данные, сводные таблицы и графики построены с помощью табличного процессора LibreOffice. Случаи заболеваемости суммируются в течении недели. Для параметров погоды берутся медианные значения. Файл доступен.







Читайте источники

ВОЗ о путях передачи SARS-CoV-2

Документ от 09.07.2020 о путях передачи вируса SARS-CoV-2, вызывающего КОВИД-19 — World Health Organization, Transmission of SARS-CoV-2: implications for infection prevention precautions (Передача SARS-CoV-2: значение для мер профилактики инфекции), Scientific Brief, 09.07.2020. На странице 6 мы читаем:

SARS-CoV-2 transmission appears to mainly be spread via droplets and close contact with infected symptomatic cases.

Перевод: Передача SARS-CoV-2 осуществляется, по видимому, путём респираторных капель при близком контакте с больными людьми.

Выше на странице 2 это утверждение подкрепляется ссылками на девять публикаций (номера 2–10). Затем даётся определение респираторной капли как частице диаметром более 5–10 микрометров со ссылкой номер 11 на руководство ВОЗ по контролю за ОРВИ от 2014 года. Внимательное изучение указанных публикаций не обнаруживает в них никаких свидетельств в пользу заявленного способа передачи SARS-CoV-2, и тем более ни одна из них (кроме последней) не даёт определения респираторным каплям:


  1. Liu J., Liao X., Qian S., et al. Community Transmission of Severe Acute Respiratory Syndrome Coronavirus 2, Shenzhen, China, 2020 (Внебольничное распространение SARS-CoV-2 в китайском городе Шэньчжэнь в 2020 году), Emerging Infectious Diseases, 2020,26(6):1320–1323.

    Нет упоминания о респираторных каплях или о каких-либо путях передачи вообще. Авторы лишь замечают, что передача осуществляется при близких контактах во внебольничных условиях.


  2. Chan J. F.-W., et al. A familial cluster of pneumonia associated with the 2019 novel coronavirus indicating person-to-person transmission: a study of a family cluster (Свидетельство передачи КОВИД-19 от человека к человеку: изучение отдельной семьи), Lancet, 2020, 395:514–523.

    Нет упоминания о респираторных каплях или о каких-либо путях передачи вообще. Лишь свидетельство о возможном заражении человека от человека внутри семьи.


  3. Huang C., et al. Clinical features of patients infected with 2019 novel coronavirus in Wuhan, China (Клинические особенности пациентов с КОВИД-19 в китайском городе Ухань), Lancet, 2020, 395:497–506.

    Нет упоминания о респираторных каплях или о каких-либо путях передачи вообще. Передача от человека к человеку в принципе не упоминается. Её можно подозревать лишь косвенно, так как только 66% пациентов непосредственно были связаны с рынком в Ухани.


  4. Burke R. M., et al. Active Monitoring of Persons Exposed to Patients with Confirmed COVID-19 — United States, January–February 2020 (Наблюдение за гражданами, контактировавшими с пациентами с подтверждённым диагнозом КОВИД-19 — США, январь–февраль 2020 года), MMWR Morb Mortal Wkly Rep, 2020, 69:245–246.

    Нет упоминания о респираторных каплях или о каких-либо путях передачи вообще. Приводятся лишь свидетельства передачи вируса от человека к человеку.


  5. World Health Organization Report of the WHO-China Joint Mission on Coronavirus Disease 2019 (COVID-19) (Отчёт совместной комиссии ВОЗ и Китая о КОВИД-19), Geneva: World Health Organization, 2020.

    Утверждается, что КОВИД-19 передаётся респираторными каплями и через загрязнённые (вирусом) предметы (страница 8). Но опять же не приводятся никакие доказательства и не даётся определение респираторным каплям. Замечается, что ключевым вопросом является роль аэрозольной передачи во внебольничных условиях (приложение D).


  6. Hamner L., et al. High SARS-CoV-2 Attack Rate Following Exposure at a Choir Practice — Skagit County, Washington, March 2020 (Массовые заражения SARS-CoV-2 среди участников репетиции хора — округ Скаджит, штат Вашингтон, март 2020 года), MMWR, 2020, 69(19):606–610.

    Описывается случай массового заражения на репетиции хора 10 марта 2020 года, где один из участников был болен. 53 из 61 человека заболели чем-то, у 33 подтверждён КОВИД-19, 3 госпитализированы, двое умерли. Авторы справедливо замечают, что условия на 2,5-часовой репетиции могли способствовать капельному, аэрозольному или контактному заражению, но не приводят никаких доводов или свидетельств в пользу того или иного способа заражения.


  7. Ghinai I., et al. First known person-to-person transmission of severe acute respiratory syndrome coronavirus 2 (SARS-CoV-2) in the USA (Первый в США случай заражения SARS-CoV-2 от человека), The Lancet, 2020, 395(10230):1137–1144.

    Нет упоминания о респираторных каплях или о каких-либо путях передачи вообще. На странице 1141 (страница файла — 5) упоминается, что в отношении пациента номер 1 (женщины на седьмом десятке лет) применялись все меры предосторожности, подразумевающие капельный, аэрозольный и контактный пути передачи инфекции.


  8. Pung R., et al. Investigation of three clusters of COVID-19 in Singapore: implications for surveillance and response measures (Расследования трёх кластеров КОВИД-19 в Сингапуре: рекомендации по наблюдению и реагированию), The Lancet, 2020, 395(10229):1039–1046.

    Нет упоминания о респираторных каплях. Предполагается, что возможно заражение от человека путём прямого или длительного контакта, в том числе через предметы, совместное потребление пищи или рукопожатия.


  9. Qun Li, et al. Early Transmission Dynamics in Wuhan, China, of Novel Coronavirus–Infected Pneumonia (Ранняя динамика эпидемии новой коронавирусной пневмонии в китайском городе Ухань), N Engl J Med, 2020, 382:1199–1207.

    Нет упоминания о респираторных каплях или о каких-либо путях передачи вообще. Лишь утверждается возможность передачи вируса от человека человеку при близких контактах. Понятие близкого контакта не уточняется.


  10. World Health Organization Infection prevention and control of epidemic-and pandemic prone acute respiratory infections in health care (Профилактика инфекций и борьба с эпидемическими и пандемическими ОРВИ в системе здравоохранения), Geneva: World Health Organization, 2014.

    На странице 17 даётся определение респираторной капли как частице диаметром более 5 микрометров.


ВОЗ о применение масок в контексте КОВИД-19

5-го июня 2020 года ВОЗ опубликовала обновленное (относительно предыдущей версии от 6-го апреля) издание рекомендаций по применению масок в целях профилактики распространения коронавирусной инфекции 2019 года (КОВИД-19). В этих новых рекомендациях ВОЗ, якобы, одобряет массовое использование масок населением как меру против распространения КОВИД-19. Утверждается, что новые рекомендации основаны на новых научных данных.

Русскоязычная версия документа имеет ряд неточностей, например в разделе Передача COVID-19 на странице 2 приведены два буквально взаимоисключающих параграфа:

Для вирусной инфекции COVID-19 в первую очередь характерен аэрозольный механизм передачи.

Согласно имеющимся данным, передача вирусного возбудителя COVID-19 от человека к человеку происходит, главным образом, воздушно-капельным и контактно-бытовым путями.

В английской версии первое предложение читается как COVID-19 is primarily a respiratory disease (КОВИД-19 является прежде всего респираторным заболеванием).

Так же, вопреки предисловию, в документу замечается, что в настоящее время

отсутствуют данные об исследованиях, в которых бы проводилась оценка эффективности и возможных нежелательных эффектов всеобщего или целенаправленного и длительного применения масок работниками здравоохранения в отношении профилактики распространения вируса SARS-CoV-2.

...

не имеется убедительных научных сведений или данных, непосредственно указывающих на необходимость повсеместного и широкого использования масок здоровыми людьми, кроме того, необходимо принимать во внимание существующие риски и пользу.

И опять в русскоязычной версии польза превратилась в существующую, тогда как в оригинальной англоязычной версии она — потенциальная.

Имеющиеся сведения по эффективности масок среди населения подкреплены исследованиями, которые никак нельзя назвать доказательствами. Вот цитата самого начала раздела Рекомендации для населения в отношении использования масок (страница 8), в скобках — ссылки на публикации:

Исследования гриппа, гриппоподобного заболевания и коронавирусных инфекций (за исключением COVID-19) у человека свидетельствуют о том, что медицинские маски могут препятствовать распространению капельных частиц от заболевшего человека с симптомами инфекции к здоровому (контроль источника инфекции) и потенциальному загрязнению этими частицами предметов окружающей обстановки (54, 55). По некоторым сведениям, ношение медицинских масок здоровыми людьми дома, в особенности при проживании в одном домохозяйстве с заболевшими либо при посещении массовых мероприятий, может стать эффективной мерой профилактики (41, 56–62). В ходе недавно проведенного мета-анализа обсервационных исследований, несмотря на присущие таким данным ошибки, было показано, что применение одноразовых хирургических масок или многоразовых 12–16-слойных хлопковых масок оказывает положительное влияние на безопасность здоровых членов домохозяйства, а также лиц, контактировавших с заболевшими (42).

Независимо от того, могут маски или не могут, приведённые в качестве доказательств исследования доказательствами не являются. Вот цитируемые публикации в порядке упоминания:

  1. Canini L., et al. Surgical Mask to Prevent Influenza Transmission in Households: A Cluster Randomized Trial (Хирургическая маска для предотвращения передачи гриппа в домохозяйствах: рандомизированный контролируемый эксперимент), PLOS ONE, 2010, 5(11):e13998.

    Всего заболели 24 из 148 (16,2%) членов домохозяйств в группе с масками и 25 из 158 (15,8%) в контрольной. Перевес сохранялся независимо от времени начала эксперимента после первых симптомов и независимо от способа диагностики. Различия в использовании масок между заболевшими и не заболевшими также отсутствовали.

  2. MacIntyre C. R., et al. Cluster randomised controlled trial to examine medical mask use as source control for people with respiratory illness (Кластерное рандомизированное контролируемое исследование масок как контроля источника при респираторных заболеваниях), BMJ Open, 2016, 6(12):e012330.

    Таблица 2 нам говорит, что в группе масочников лишь четверо сообщили о симптомах простуды, один — о симптомах гриппа (подтверждён лабораторно). В группе без масок: симптомы простуды — 6, симптомы гриппа — 3 (подтверждён 1).

  1. Jefferson T., et al. Physical interventions to interrupt or reduce the spread of respiratory viruses. Part 1 — Face masks, eye protection and person distancing: systematic review and meta-analysis (Физические вмешательства как средство предотвращения или снижения распространения ОРВИ. Часть 1 — маски, защита глаз и дистанцирование: систематический обзор и мета-анализ), medRxiv, 2020.03.30.20047217.

    В обзор включены 15 рандомизированных экспериментов. Выводы авторов: маски не оказывают никакого влияния на распространение гриппа или подобных заболеваний ни среди населения, ни среди медицинских работников, также отсутствует разница между масками и респираторами типа N95.

  1. Cowling B. J., et al. Facemasks and Hand Hygiene to Prevent Influenza Transmission in Households (Маски и обработка рук как средство против распространения гриппа в домохозяйствах), Annals of Internal Medicine, 2009, 151(7):437–446.

    Эксперимент проводился с января по сентябрь 2008 года в Гонконге. Все домохозяйства были случайным образом поделены на три группы: с масками и санитайзерами для дезинфекции рук, только с санитайзерами, контрольную (без масок и санитайзеров). Всего 259 домохозяйства со 793 здоровыми членами.

    Все члены домохозяйства (больной и здоровые) в течение 7 дней должны были носить маски как можно чаще и пользоваться санитайзерами вместо обычного мыла, а также при возвращении домой и после прикосновений к любой потенциально загрязнённой поверхности.

    Никакой разницы между группами в частоте возникновения вторичных инфекций в целом обнаружено не было — см. там таблицу 3. Когда эксперимент начинался в течение первых 36 часов после появления симптомов у больного, частота вторичных инфекций в контрольной группе была выше. Однако и в этом случае разница между двумя исследуемыми группами (отличавшимися только масками) отсутствовала.

  2. Barasheed O., et al. Uptake and effectiveness of facemask against respiratory infections at mass gatherings: a systematic review (Распространённость и эффективность масок против ОРВИ на массовых мероприятиях: систематический обзор), International Journal of Infectious Diseases, 2016, 47:105–111.

    Любопытный обзор исследований масок среди паломников, совершающих Хадж. Авторы не делают конкретных выводом, потом что методология и результаты рассмотренных исследований значительно отличаются. Единственное из 13 исследований с лабораторным подтверждением инфекций не обнаружило никакой роли масок. Авторы упоминают свой эксперимент, где также не было обнаружено влияния масок на количество лабораторно подтверждённых заболеваний (см. далее — 61).

  3. Lau J. T., et al. SARS Transmission, Risk Factors, and Prevention in Hong Kong (Передача SARS, факторы риска и предупреждения в Гонконге), Emerg Infect Dis., 2004, 10(4):587–592.

    Исследование типа случай–контроль, основано на телефонных интервью пациентов, имевшими симптомы тяжёлого острого респираторного синдрома (SARS), и контрольной группы, выбранной случайно по телефонному справочнику. Помимо субъективной оценки (часто/редко) параметров опроса, лишь 72% пациентов приняли участие в исследовании, а порядок отбора контрольной группы не раскрыт, поэтому неясно почему члены контрольной группы согласились принять участие в исследовании (возможна систематическая ошибка выборки). Наконец, невозможно определить роль дезинфекции, обработки рук и ношения масок по отдельности, даже если это влияние имело место.

  4. Suess T., et al. The role of facemasks and hand hygiene in the prevention of influenza transmission in households: results from a cluster randomised trial; Berlin, Germany, 2009-2011 (Роль масок и обработки рук в предотвращении заболевания гриппом в домохозяйствах: результаты кластерного рандомизированного эксперимента. Берлин, 2009–2011), BMC Infect Dis., 2012, 12:26.

    Среди трёх групп — контрольной, в масках, в масках и с дезинфекцией рук — не обнаружено статистически значимой разницы в частоте возникновения ОРВИ (см. там таблицу 2).

  5. Wu J., et al. Risk Factors for SARS among Persons without Known Contact with SARS Patients, Beijing, China (Факторы риска SARS при отсутствии контакта с больными SARS в Пекине), Emerg Infect Dis., 2004, 10(2):210–216.

    Методология исследования такая же, как у Lau T., et al. (58), с теми же дефектами: множество факторов (в том числе не учтённых в исследовании), субъективные оценки на основе воспоминаний, неясная мотивация участников. Из 373 человек с подозрением на SARS согласились участвовать 94. Примерно 50% пациентов (с кем удалось связаться) отказывались от участия. Наиболее частая причина — устали от интервью. Некоторые указывали, что у них определённо был не SARS. Лабораторного подтверждения фактически не проводилось. Контрольная группы была набрана по телефонному справочнику и опрошена с привлечением коммерческой фирмы. Всего в исследовании принял участие 281 человек в контрольной группе. Результаты зависят от произвольного выбора размера контрольной группы.

  6. Barasheed O., et al. Pilot Randomised Controlled Trial to Test Effectiveness of Facemasks in Preventing Influenza-like Illness Transmission among Australian Hajj Pilgrims in 2011 (Пилотный рандомизированный контролируемый эксперимент для проверки эффективности масок против гриппоподобных заболеваний среди австралийских паломников в 2011 году), Infectious Disorders — Drug Targets, 2014, 14(2):110–116.

    Лабораторные анализы не выявили разницы между группами в масках и без.

  7. Aiello A. E., et al. Mask use, hand hygiene, and seasonal influenza-like illness among young adults: a randomized intervention trial (Использование масок, обработки рук и сезонные гриппоподобные заболевания среди молодёжи: рандомизированный контролируемый эксперимент), The Journal of Infectious Diseases, 2010, 201(4):491–498.

    Среди трёх групп — контрольной, с масками, с масками и обработкой рук — не обнаружено статистически значимого снижения числа заболевания гриппом. В группе с масками было 5 случаев лабораторно подтверждённого гриппа, в группе с масками и дезинфекцией рук — 2, а в контрольной группе — 3.

  1. Chu D., et al. Physical distancing, face masks, and eye protection to prevent person-to-person transmission of SARS-CoV-2 and COVID-19: a systematic review and meta-analysis (Дистанцирование, маски и защита глаз для предотвращения передачи КОВИД-19 от человека к человеку: систематический обзор и мета-анализ), The Lancet, 2020, 395(10242):1973–1987.

    Единственное новое исследование. Работа спонсирована ВОЗ, выполнена по её заданию и представляет собой научный мусор.

Сезонность ОРВИ

ОРВИ расшифровывается как острая респираторная вирусная инфекция. Острая означает не хроническая — поболел и прошло. Респираторная означает что проникает через, поражает и выходит через дыхательную систему. Вирусная означает, что болезнь вызывается вирусами. С точки зрения распространения важен именно механизм, а не спецэффекты (симптомы, поражения органов). Поэтому всевозможные гриппы, SARS, MERS, COVID-19, другие коронавирусы (так называемая простуда) — это ОРВИ.

Помимо пандемий, которые могут возникать в любое время, в средних широтах обнаруживается повышенная заболеваемость ОРВИ, носящая сезонный характер. Об этом известно уже давно, причём сезонность чрезвычайно ярко выражена.

Вот например, грипп в Японии. Очевидно также, что летом грипп никуда не девается, а колебания заболеваемости очень сложно объяснить режимом учебного года:


Другой пример — Австралия. Там всё вверх ногами:


Сезонность явления была в целом непонятна до последних десяти лет. Среди причин назывались в основном сезонные изменения вирулентности (способности вызывать болезнь) патогенов, сезонные изменения восприимчивости носителей (например, раздражение тканей из-за сухого воздуха, авитаминоз или гормональный стресс из-за недостатка дневного света).

Ещё в 1961 году было обнаружено, что респираторные вирусы в воздухе тем дольше остаются активными, чем ниже относительная влажность воздуха и температура — Harper G. J. Airborne micro-organisms: survival tests with four viruses (Переносимые по воздуху микроорганизмы: проверка живучести четырёх вирусов), Epidemiology & Infection, 1961, 59(4):479–486.

В 2007 году лабораторные эксперименты показали, что передача вируса гриппа между морскими свинками (очень восприимчивыми к нему) остро зависит от температуры и относительной влажности — Lowen A. C., et al. Influenza Virus Transmission Is Dependent on Relative Humidity and Temperature (Распространение вируса гриппа зависит от относительной влажности и температуры), PLoS Pathogens, 2007, 3(10):1470–1476. Вряд ли морские свинки чаще находились в помещении и реже проветривали его :)

Пересмотр полученных данных в 2009 году позволил заключить, что в действительности играет роль абсолютная влажность. Изменения абсолютной влажности оказываются единственным, логичным и физически ясным объяснением сезонных колебаний ОРВИ в средних широтах — Shaman J., et al. Absolute humidity modulates influenza survival, transmission, and seasonality (Абсолютная влажность модулирует выживаемость, передачу и сезонность гриппа), PNAS, 2009, 106(9):3243–3248.

Последовавшие за этим эпидемиологические наблюдения выявили связь между вспышками ОРВИ и местными значениями влажности и температуры. Тем самым было получено долгожданное объяснение сезонности ОРВИ.

Между тем, приводятся контр-примеры, якобы опровергающие эту закономерность. Упоминается влажный Техас и вспышки КОВИД-19 в нём летом 2020 года. Очевидно, такие случаи необходимо исследовать на аномалии, а не отвергать теорию на основе одной лишь интуиции или жизненного опыта. Интуитивный пример влажного Техаса упускает ряд важных деталей. Лето длинное, а Техас большой: Хьюстон находится на побережье, а Эль-Пасо — в пустыне. Само понятие влажный климат плохо определено. Как правило, это усреднённое сравнение относительной влажности с более сухими регионами, но для распространения ОРВИ важна  абсолютная влажность, то есть количество водяного пара в воздухе. Теплый воздух может быть как влажным, так и сухим (пустыни), а холодный воздух — только сухим. Вспышкам КОВИД-19 в Техасе предшествовала аномально низкая абсолютная влажность, похоже вызванная потоком сухого воздуха с пустыни:


Наблюдения за эпидемией КОВИД-19 в Калининграде также дают пищу для размышления:


КОВИД-19 в Австралии и Южной Африке — Hasell J., et al. Coronavirus Source Data, 2020-10-17 (Данные по коронавирусу), Sci Data, 7, 345 (2020). Мартовский пик в Австралии можно объяснить массовыми привозными случаями (в связи с объявленным закрытием границ), которые прекратились после закрытия границ 20 марта 2020 года:


Как и в Аргентине. Дополнительно стоит заметить, что почему-то мы не видим статей, показывающих, что маски наносят вред :)


КОВИД-19 в Хабаровском крае:

Контролируемые эксперименты с масками

В 1920 году в связи c только что прошедшей эпидемией испанского гриппа была опубликована статья, посвящённая исследованию марлевых масок — Kellogg W. H., MacMillan G. An experimental study of the efficacy of gauze face masks (Экспериментальная проверка эффективности марлевых масок), American Journal of Public Health, 1920, 10(1):34–42.

В статье сообщается, что обязательное использование масок во время эпидемии не принесло желаемого результата, и объяснялось это неправильным ношением неправильных масок. Было решено провести серию экспериментов, чтобы выяснить какой тип масок должен быть использован и чего от них можно ожидать. Оказалось, что никакие маски не эффективны настолько, чтобы оправдать их обязательное применение. Авторы выразили надежду, что будущие контролируемые эксперименты определят, является ли ношение достаточно удобных масок эффективным средством снижения заболеваемости.

Первые эксперименты такого типа были проведены в 2006 году. До этого были лишь сомнительные результаты опросов и истории из жизни, например — Леонид Рошаль: Маска от коронавируса спасла мне жизнь!, Комсомольская правда, 23.09.2020:

И глубоко убежден: вот эта простая маска спасла мне жизнь. Нет лучшего средства, чем маска, чтобы минимальными усилиями снизить заболеваемость.

Если это действительно так, и маски очень эффективны, то продемонстрировать это должно быть несложно. Нужно набрать достаточно большую группу людей. Разделить их случайным образом на две примерно равные части, чтобы максимально сгладить все мыслимые и немыслимые различия. Одна половина носила бы масках, а вторая — нет. Затем необходимо сравнить долю заразившихся в каждой половине. Такова примерно идея рандомизированных контролируемых исследований (РКИ). Причина, по которой наука требует таких экспериментов, заключается именно в том, что все другие типы исследований страдают от систематических ошибок и предвзятости.

В проведённых многочисленных экспериментах исследовались все возможные роли масок: маски на здоровых, маски на больных, маски на всех. Сравнивались разные типы масок и способы их применения. Участники имели достаточный запас масок, проходили обучение и тренинги, регулярно фиксировали особенности использования масок и получали напоминания. В экспериментах с участием медработников проводился негласный надзор. Кластерный характер многих экспериментов также должен способствовать более полному следованию инструкциям благодаря взаимному контролю.

РКИ масок не могут быть полностью слепыми. Необходимость носить или не носить маску может влиять на поведение участников и, как следствие, на риск заражения. Другой сложностью является контроль за ношением (и неношением) масок. Именно поэтому важны эксперименты среди медицинских работников в медицинских учреждениях. Наконец, сложности использования масок являются важными факторами их предполагаемой эффективности. Это легко понять представив эксперименты, в которых участники должны были бы делать что-то другое, например носить по две маски, задерживать дыхание или не поворачиваться друг к другу лицом.

Даже если эксперимент прошёл не вполне как задумано — то есть маски носили те, кто не должен был, и не носили те, кто должен — его результаты можно анализировать сравнивая заболевших с не заболевшими независимо от изначально назначенной группы. Такой анализ соответствует обсервационным исследованиям, но так как данные получены в контролируемых условиях, имеет критически важные преимущества.

В обсервационных исследованиях обычно имеет место следующая последовательность: люди носят или не носят маски; заболевают или нет; спустя существенное время решают принимать или не принимать участие в исследовании; вспоминают носили ли маски, какие, где, когда и как. На каждом этапе субъективность решений и оценок искажает истинную картину. В контролируемых экспериментах последовательность иная: люди решать принимать или не принимать участие в исследовании; носят или не носят одинаковые маски по общим для всех правилам, регулярно фиксируют особенности ношения; заболевают или нет.

Анализ данных как получилось, а не как задумано может приводить к противоположным и ошибочным выводам — McCoy C. E. Understanding the Intention-to-treat Principle in Randomized Controlled Trials (Понимание принципа как задумано в рандомизированное контролируемых исследованиях), The western journal of emergency medicine, 2017, 18(6):1075–1078.

Однако в контролируемых экспериментах с масками, где такой анализ был проведён, не было обнаружено значительных различий в использовании масок между заболевшими и не заболевшими, или значительной разницы в частоте заболеваний среди тех, кто носил маски и тех, кто не носил.

Если бы маски были хотя бы умеренно эффективны в снижении риска инфекций, то их польза была бы статистически обнаружена. Авторы обычно заключают, что никаких выводов о роли масок из их исследований делать нельзя. Однако один вывод сделать всё-таки можно — роль масок настолько мала, что не поддаётся измерению.

Ни одно контролируемое исследование с объективным исходом не показывает преимуществ ношения масок или респираторов в предотвращении ОРВИ.

Ответ на главный вопрос дистанцирования, масок и всего такого

5-го июня 2020 года Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) опубликовала обновленное (относительно предыдущей версии от 6-го апреля) издание рекомендаций по применению масок в целях профилактики распространения коронавирусной инфекции 2019 года (COVID-19). В этом документе ВОЗ рекомендует массовое использование масок населением как меру против распространения COVID-19. Утверждается, что новые рекомендации основаны на новых научных данных.

ВОЗ не проводит исследований, она лишь обобщает имеющиеся сведения. Поэтому любые утверждения ВОЗ должны подкрепляться ссылками на независимые публикации. Однако единственное новое исследование, на которое ВОЗ ссылается под номером 42, было спонсировано и проведено по заказу ВОЗ — Chu D., et al. Physical distancing, face masks, and eye protection to prevent person-to-person transmission of SARS-CoV-2 and COVID-19: a systematic review and meta-analysis (Дистанцирование, маски и защита глаз для предотвращения передачи COVID-19 от человека к человеку: систематический обзор и мета-анализ), Lancet, 2020, 395(10242):1973–1987.

В целом, обзор ВОЗ представляет собой примитивный (однофакторный), ошибочный и непоследовательный анализ низкокачественных и неоднородных исследований — научный мусор.

Некоторые включённые в обзор публикации не прошли рецензирование и не были опубликованы на момент публикации обзора, рекомендаций ВОЗ и даже месяцы спустя. В обзоре присутствуют вычислительные ошибки и неверные или непоследовательные интерпретации цитируемых исследований. Некоторые события описываются сразу в нескольких публикациях, и включение их всех в мета-анализ дополнительно искажает картину. (Если монета выпала орлом 5 раз из 6 — это вероятная случайность, а 50 из 60 — закономерность, но это должны быть независимые 60 раз.) Авторы обзора оценивают надёжность своих выводов как низкую.

Подавляющее большинство рассмотренных публикаций относятся к применению средств индивидуальной защиты (не просто масок) профессиональными медицинскими работниками в медицинских учреждениях при длительном и тесном контакте с очевидно больными людьми в замкнутых помещениях. При этом выводы обзора используются для обоснования массового ношения масок рядовыми гражданами в повседневной жизни в предположении бессимптомной передачи инфекции.

Один из 29 примеров прекрасно иллюстрируте качество обзора ВОЗ. Остальное по ссылке https://pashev.me/posts/42.


  1. Wang Q., et al. Epidemiological characteristics of COVID-19 in medical staff members of neurosurgery departments in Hubei province: A multicentre descriptive study (Эпидемиологические характеристики COVID-19 среди сотрудников отделений нейрохирургии в провинции Хубэй: описательное исследование), medRxiv, 2020.04.20.20064899.

    Результаты опроса 5442 сотрудников отделений нейрохирургии в 107 больницах. Из них 120 (2,2%) считаются заболевшими COVID-19, а 300 симптоматичных, но с отрицательными тестами, не учитываются.

    Описываются принятые в Китае три уровня средств индивидуальной защиты работников. Уровень 1: белый халат, одноразовая шапочка, одноразовый комбинезон, одноразовые перчатки, одноразовая хирургическая маска (заменяемая каждые 4 часа или по необходимости). Уровень 2: одноразовая шапочка, защитная медицинская маска (N95 или лучше), очки или защитная маска на глаза (противотуманные), защитный медицинский комбинезон или белый халат под таким комбинезоном, одноразовые перчатки и бахилы. Уровень 3: такой же, как уровень 2, но очки или маска заменены на полнолицевой противогаз или электроприводный воздухоочистительный респиратор (с положительным давлением).

    Данные в обзоре ВОЗ неверны: 1/1286 (с масками) и 119/4036 (без масок). Эти числа соответствуют второму уровню защиты и неадекватной защите, то есть первому и хуже. При этом 93 из 119 (78%) заразившихся в группе без масок носили хирургические маски, то есть использовали первый уровень защиты.

    Мало того, данные из таблицы 1 можно интерпретировать как вред хирургических масок по сравнению с отсутствием масок. Из 120 заразившихся 25 (20,8%) были без каких-либо масок, а 94 (78,3%) носили хирургические маски.

    На 7 февраля 2021 года этот препринт всё ещё не прошёл рецензирование и не был опубликован. Из заметного, число заражённых в разным местах документа указывается равным 120 или 121.

    Публикация ярко демонстрирует недостатки обсервационных исследований. Единственный умерший от COVID-19 из 120 заразившихся работал в больнице, в которой не было пациентов с COVID-19. На основе этих данных можно прийти к абсурдному выводу, что контакт с COVID-19 уменьшает риск смерти от COVID-19. Но именно такой подход используется в обзоре ВОЗ.


Статистика КОВИД-19 в Калининграде

Статистика КОВИД-19 и погода в Калининграде. Ежедневные данные с сайта Калининград.Ru. Погодные условия — OpenWeatherMap. Данные регулярно, но не часто обновляются.


Данные по КОВИД-19 приводятся на дату публикации, а не на дату проведения теста, госпитализации и так далее. Исходные данные, сводные таблицы и графики построены с помощью табличного процессора LibreOffice. Файл доступен. Случаи заболеваемости суммируются в течении недели. Для параметров погоды берутся медианные значения. Ноль или отсутствие значения означают отсутствие данных (кроме случаев, когда ноль очевиден). Последняя неделя не закончена.






Зачем хирургам маски?

Послеоперационные инфекции обычно не являются причиной смерти, но увеличивают сроки и стоимость лечения. С момента внедрения более века назад значение масок всё ещё не ясно.

Не было выявлено роста числа инфицирований в 1980 году после отказа от масок. Напротив, наблюдалось снижение — Orr N. "Is a mask necessary in the operating theatre?" ("Нужна ли маска в операционной?"), Annals of the Royal College of Surgeons of England, 1981, 63(6):390–392:

Маски не использовались при операциях в течение шести месяцев. Число послеоперационных инфекций не только не возросло, но снизилось. Никакие ограничения на персонал не накладывались: ни на разговоры, ни на движения, ни на бороды, ни на простуду. Единственное изменение — никто не носил масок.

Не было обнаружено статистически значимой разницы в возникновении послеоперационных инфекций между операциями, проведёнными в масках и без таковых — Tunevall T. G. "Postoperative wound infections and surgical face masks: A controlled study" ("Послеоперационные инфекции и хирургические маски: контролируемое исследование"), World J. Surg., 1991, 15(3):383–387:

В течении 115 недель были прооперированы 3088 пациентов. 1537 операций проведены в масках, а 1551 — без масок. В первом случае инфекция развилась у 73 (4,7%) пациентов, во втором — у 55 (3,5%). Разница не была статистически значимой, а характер инфекций не отличался.

Решение отказаться от масок может вызвать бурное обсуждение, однако свидетельств в пользу этого решения больше, чем против. В свете экономических соображений, использование масок вспомогательным персоналом в операционных не имеет научных обоснований.